Много ли золота на Новой Азии?

Без рубрики

Много ли золота на Новой Азии?
Новая работа, оценивающая запасы драгметаллов на близких к земле и удобных для разработки астероидах, заключает, что таких небесных тел всего с десяток. Нагнетание ажиотажа или трезвое указание на необходимость постройки космических линкоров?
Новая работа, оценивающая запасы драгметаллов на близких к земле и удобных для разработки астероидах, заключает, что таких небесных тел всего с десяток. Нагнетание ажиотажа или трезвое указание на необходимость постройки космических линкоров?

Много ли золота на Новой Азии?

Мартин Элвис (Martin Elvis) из Гарвардского университета (США) полон пессимизма: лишь десять близких к земле астероидов могут быть вполне подходящими для коммерческой эксплуатации. Почему же он так опечален, если, казалось бы, другого и ожидать не стоило?

Своё объяснение учёный начинает с констатации: для разработок того уровня, что планируют частные компании, сегодня подходят только железно-никелевые астероиды М-класса, третьей по численности группы астероидов, к тому же довольно плохо изученных. Пример: астероид (22) Каллиопа формально относится к М-классу, но в действительности его плотность слишком низка для чисто металлического состава. Нельзя сказать, что таких же тел, но исключительно металлического состава, наверняка богатых и тяжёлыми металлами, мало. Какая-нибудь Психея из Главного пояса астероидов весит сотни квадриллионов тонн, и всё это довольно чистые металлы. Да только для освоения сейчас планируются лишь близкие околоземные объекты. А здесь пространство для выбора узкое, ибо астероидов около нас в непредставимое количество раз меньше, чем в Главном поясе.

И потом, добывать-то собираются не никель, не говоря уже о железе, а намного более дорогие металлы — платину, палладий и иридий. На Земле они редки, так как растворяются в жидком железе и, скорее всего, в основном находятся в ядре планеты, по сути, отсутствуя в коре. И здесь есть положительные примеры: скажем, (6178) 1986 DA, по оценкам, содержит около 10 000 т золота и 100 000 т платины, которая, по идее, одна потянет на триллион долларов. Плохо лишь то, что астероидов, которые могут похвастаться обилием таких элементов, поблизости от Земли не более 1%. Даже при нынешней немногочисленности частных компаний, намеревающихся добывать драгметаллы в космосе, это обещает острую конкуренцию. Если, конечно, дело всё-таки дойдёт до полётов к таким телам.

Тут ведь всё просто: тела менее 100 м в диаметре не окупятся при нынешних ценах на полёты, поскольку их освоение потребует больше средств, чем удастся вернуть. А оставшиеся астероиды принесут (в нынешних ценах) от $800 млн до $8,8 млрд, что, учитывая неизбежное снижение цен на платиновую группу после начала разработок в космосе, перемещает бизнес такого рода в зону повышенного риска. Реальный смысл будет только у разработок, в которых отдача не менее чем на порядок перекрывает затраты, иначе ценопад обессмыслит всю затею. Следовательно, перспективных в части золота и платины астероидов в окрестностях Земли может быть не более сотни, если не учитывать скорость, нужную для полёта к ним (что поднимет издержки), десяток — в случае наиболее экономичного сценария минимальных полётных скоростей, тысяча — если мы доберёмся до Главного пояса.

Понятно, что исследование «возмутило» частников, алчущих астероидных благ. Эрик Андерсон (Eric Anderson), основатель Planetary Resources, не согласен даже с его основами. «Во-первых, автор исходит из предположения, что нам нужно лететь только к астероидам М-типа, — возражает бизнесмен. — Если же мы хотим металлы платиновой группы, то самые богатые платиной астероиды — это С-класс». Вот это срыв покровов, скажете вы. Откуда ж она, платина, там взялась? Фрагменты тел С-класса довольно часто встречаются на Земле в виде метеоритов типа углистых хондритов, однако платиновым богатством они не удивляют.

Г-н Андерсон опирается на спекулятивные идеи о том, что астероиды С-класса, как самые близкие по составу к первичным телам Солнечной системы (и почти неотличимые от них), содержат и тяжёлые металлы, кои в Солнечной системе в основном не свои, а принесённые сравнительно близкими взрывами сверхновых — а значит, наличествовали уже к моменту формирования тел С-класса. Подтвердить или опровергнуть это пока вряд ли возможно — просто в силу нашего предельно дальнего знакомства с этими телами.

Много ли золота на Новой Азии?

Самые весомые перспективы перед жаждущими астероидных сокровищ открываются в Главном поясе. Вот только слетать туда за разумные деньги без многоразовых кораблей не получится. (Иллюстрация NASA.)

Кроме того, г-н Андерсон считает, что г-н Элвис зря называет достойными освоения лишь тела, к которым и от которых требуется лететь на скоростях до 4,5 км/с. Если речь идёт о драгметаллах, можно позволить себе и 7 км/с, смело полагает предприниматель. Резюме: «Я думаю, что исследование преуменьшает перспективы в сто, а то и — в оптимистическом сценарии — в тысячу раз».

Думать, конечно, не вредно, но вот вам факт, мистер Андерсон: мы пока мало знаем об астероидах, открыли лишь 650 тыс. из них, и, по оценкам, это примерно 1% от общего количества оных в Солнечной системе. Разве можно в таких условиях потрясать конкретными цифрами, не имея за душой ни одного полёта? По сути, мистер Андерсон, повторяется история с Колумбом, абстрактно обещавшим золото в Азии. То, что там может быть совсем не Азия, уже сейчас совершенно очевидно, но сколько именно в этой не-Азии будет драгоценных металлов, выгодных для разработки на нынешнем околопещерном уровне одноразовых химических ракет, пока совершенная загадка.

Отчёт об исследовании опубликован в журнале Planetary and Space Science, а с его препринтом можно ознакомиться здесь.

Подготовлено по материалам Би-би-си.
Автор текста Александр БерезинИсточник информации Компьюлента